Николай Задорнов. Волга-матушка vs Амур-батюшка

Неправда ли красивые поэтизированные словосочетания «Волга-матушка», а в противовес ему «Амур-батюшка». Какой поэт и когда назвал Волгу матушкой, я не знаю, а вот Амур стал батюшкой в 40-е гг. XX века. И автором этого замечательного выражения стал выдающийся русский писатель Николай Павлович Задорнов. Именно так назывался его первый и наиболее известный роман-трилогия — «Амур-батюшка».

Я много лет наблюдал за творчеством и общественной деятельностью ушедшего в прошлом году из нашего мира писателя-сатирика Михаила Николаевича Задорнова. В его многочисленных интервью я много раз слушал упоминания о творчестве его отца — русского писателя Николая Павловича Задорнова. Мне казалось, что во всей этой обрывочной информации сквозило лёгкое сожаление: остался огромный творчески багаж, множество исторических книг, но не Достоевский, написано много, но написано средне. Я не знаю, почему сформировался такой стереотип, но он был абсолютно ошибочный. Николай Павлович Задорнов  — выдающий русский писатель, писатель создавший свой неповторимый мир, придумал героев, которых любил сам и которых обязательно полюбят читатели… Полюбят так, как их полюбил я.

В чём суть

Николай Задорнов — писатель-сибиряк, который после присуждения ему в 50-е гг. Сталинской премии за роман «Амур-батюшка» переехал в Ригу и прожил там многие-многие годы. Но всё его творчество было посвящено Дальнему Востоку, освоению этих земель, простым людям, коренным народам, первооткрывателям.

В своём фильме «Край наш Дальний Восток» (1980 год) Николай Задорнов вспоминает о том как к нему молодому человеку пришла идея написать роман о первых русских переселенцах: «…На Амуре перед ледоходом, — говорит Николай Задорнов бодро шагая по берегу огромного Амура. — Скоро лёд пойдёт, он треснет с громом на всю ширину реки и пойдёт огромными ледяными полями. В этом месте высадились первые комсомольчане в 1932 году, а до них примерно лет за восемьдесят пришли первые переселенцы из-за Урала с берегов реки Камы. В 32-м году я ходил здесь вокруг и всё окружающее стало меня очень тревожить, зажигать меня, будить во мне интерес. А немного дальше есть Шарахондинская протока — я там тогда был, а местные рыбаки как раз ловили рыбу. И один рыбак показывает на невод с сотней полторы кетин — крупных сильных, которые бегали как поросята в загоне, некоторые пытались вырваться — и он мне говорит «кормит нас Амур-батюшка». И я подумал, какое интересное название, если написать роман «Амур-батюшка»…». Дело удивительное, но большинство удачных идей, решений, находок приходят неожиданно, часто случайно. Услышать самого Николая Павловича можно в вышеназванном документальном фильме, который я привожу на этой странице. Описанный фрагмент композиционно расположен в самом начале.

По воспоминаниям сына писателя Михаила Задорнова первый том романа вышел в начале 40-х гг. в военное время. Цензоры-редакторы как это часто водилось в то время неплохо отозвались о литературных качествах романа, но забраковали его. Он им показался несовременным. И действительно в этих книгах не было ни слова про советскую действительность, а весь сюжет крутился вокруг богом забытых земель в середине аж XIX века, да и «политизированных тем» в нём не было, а всё больше про простого труженика. Разве может быть талантливым несовременное произведение? Но один из редакторов оказался человеком проницательным и передал рукопись Александру Фадееву, который в то время возглавлял Союз писателей СССР. История умалчивает как, но от Фадеева роман перекочевал следующему читателю и им оказался глава государства И. Сталин. Это событие оказалось поворотным в судьбе Николая Павловича Задорнова, роман был немедленно издан большим тиражом, а позднее в 1952 году был отмечен Сталинской премией.

Первые две книги были написаны в военное время, а третий том «Золотая лихорадка» был опубликован в 1969 году. Что интересно, на мой взгляд, третий роман трилогии самый захватывающий, читается на одном дыхании. Обычно бывает наоборот — первая книга, фильм, музыкальный альбом стоит рядом с «гениальностью», а остальные хороши, но не так. При этом все три книги очень интересны, читаются взахлёб и дают читателю очень много в плане эрудиции и миропознания. О последнем приведу несколько примеров в следующей части статьи.

Информация для любознательных

Все книги Николая Задорнова построены на реальной исторической основе. Прототипами героев писатель выбирал реально существовавших людей, с многими потомками которых он встречался во время жизни в Приамурье и последующих многократных поездках на Дальний Восток. Множество интересных фактов, описание обычаев местных народов, быта и уклада переселенцев, местных названий народов, рек, предметов, инвентаря. На сотнях страниц трилогии был сформирован целый мир, в который невозможно не влюбиться, как когда-то я влюбился в сказочный мир «Средиземья» Толкина, а затем в сатирическую Абхазию Искандера.  Чтобы не быть голословным, я приведу несколько цитат о кулинарном укладе переселенцев и коренных жителей.

Дальний Восток, пожалуй, самый богатый край на Земле. Он богат всеми природными и минеральными ресурсами, растительным и животным миром, водой и рыбой. Во второй книге Николай Задорнов описывает как по осени рыбачили на озере Мылки:

«…Около борта из узкой тени лодки выпрыгнула и бултыхнулась в светлую воду небольшая белая рыба. Вода зарябилась. Тени скользящей лодки и рыбаков зашевелились, зазмеились на колеблемой воде. Пугаясь их, со всех сторон запрыгали встревоженные рыбины. Они, видимо, принимали эти тени за невод или сети и норовили перескочить их.

Егор знал, что в эту пору на Мылки приходят максуны, но никогда не думал, что их такое множество: куда ни глянь — повсюду вылетали рыбины. Казалось, все озеро ожило, заплескалось и заполнилось их хвостами и плавниками. В воздухе гнулись серебристые рыбы, сверкали, отражая солнце, и грузно шлепались у ног рыбаков. Одни, падая, пугали других, и плески пошли от стаи к стае по всему озеру. Случалось, что две рыбы ударялись друг об друга в воздухе. Казалось, кто-то грудами выворачивает рыбу из озера, как из котла.

Улугу побежал к лодке, опасаясь, что рыбы перевернут ее. Грузный самец, норовя перескочить опасную тень, прыгнул через борт и звонко плюхнулся прямо в лодку.

— Тала есть! — воскликнул Улугу, поднимая его за жабры.

В это время другой жирный максун, подскочив, ударил Улугу по шее. Соскользнув по его кожаной рубахе на груду рыбы, он бился и с хрустом резался до крови об острые плавники маленькой зеленой касатки.

— Эй, убьют! — крикнул Улугу, глядя, как рыбы пляшут вокруг Егора.

Мужик и гольд забрались в лодку и поспешно отъехали.

Воздух был влажен, трава мокрая, в лодку набралась вода. В ичигах полно воды, забрызганная рубашка липла к телу. Но тепло, и на душе весело. Пахло рыбой, илом, гнилью и прелой травой.
— Зачем тут «мордушки» плесть? — сказал Егор. — Толкнуть лодку — рыба сама напрыгает.

Рыбы долго еще плясали. Потом все враз стихло, и озеро начало успокаиваться. Вдруг рыбы опять запрыгали и забултыхались так часто, как будто в воду повалились камни с неба. Какой-то одинокий максун доскакал до мели, завернул и запрыгал вдоль берега, с каждым прыжком все длиннее. Улугу выскочил из лодки и погнался за ним с палкой по мелям, но не настиг.

«Так вот отчего на Мылке вся вода мутная и в пузырях, — подумал Егор. — Озеро-то битком набито рыбой. В хорошее время поехали мы…»

На заметку:

Мылки — пойменное озеро, омывает южную часть г. Комсомольска-на-Амуре, соединено с Амуром узкой протокой, нерестовое. В прошлом у входа в озеро существовало гольдское стойбище.

Впервые упоминается в книге Р. Маака «Путешествие на Амур» . Запись датирована 22 августа 1855 года. «Когда мы въехали в группу островов и затруднились, как проплыть между ними, к нам подчалила лодка с несколькими гольдами из противолежащего селения Мылки…» . Стойбище просуществовало до начала 90-х годов XIX века, а затем исчезло, то ли по причине эпидемии, то ли из-за конфликта с жителями села Пермского – Рудневыми, у которых на островах были свои угодья.

Название Мылки в Хабаровском крае не единственное. Недалеко от посёлка Лидога протекают две речки – Большая Мылки и Малая Мылки.

 

Максу́н (или моксун, или муксун, или муксуна ) (лат. Coregonus muksun) — пресноводная рыба из рода сигов семейства лососёвых. В длину достигает 0,75 м, весом до 8 кг (были случаи поимки муксуна весом 13 кг). Встречается в реках Сибири, опреснённых заливах Северного Ледовитого океана, в озёрах на полуострове Таймыр, а также очень распространен в реках и озерах Северной Америки (США и Канада, местное название whitefish). Наиболее многочисленен в Обь-Иртышском бассейне, где вылов превышал 1,5 тыс. тонн. На северо-востоке РФ граница распространения доходит до низовьев Малого и Большого Анюев и Омолона. Рацион состоит из моллюсков и придонных ракообразных. Нерестится осенью, в октябре — ноябре. Весной мальки скатываются с нерестилищ в низовья рек и эстуарии.

Муксун считается ценной промысловой рыбой, деликатесом. Мясо муксуна очень нежное и жирное, почти без межмышечных костей. Особенно хорош муксун в малосольном виде. Свежего муксуна нужно всего лишь присыпать солью и на 8-10 часов поставить под гнёт. Также это один из видов, использующихся для строганины.


А несколькими страницами далее автор рассказывает как мог проходить завтрак, обед или ужин в семье простого гольда (нанайца), представителей одного из малочисленных северных народов:

«… — Ну пойдем, Егорка, маленько закусим, там советуем…

— Пойдем закусим, да за дело, — согласился Егор.

Он знал, что, если не станешь кушать, обидишь хозяина.

Войдя в фанзу и услышав запах вареной рыбы, он почувствовал, что здорово проголодался.

— Сом вари, — отдавая рыбу жене, велел Улугу.

— Уй, сом! — воскликнула жена по-русски. — Одна слизь!

Улугу разделся и разулся. Он залез на кан и уселся на белые циновки, поджав под себя босые ноги с толстыми черными пятками.

Разрезом через тучную спинку он распластал максуна так, что жир потек с ножа, развернул по разрезу бело-розовое в жиру и крови рыбье мясо, облизнул нож.

— Давай талу кушаем…

— Разрежешь — с десятину будет, — шутя сказал Егор про огромную рыбину.

Гольд велел жене принести лука и черемши. Вытянув жилистую шею, он держал рыбу зубами, подрезал ее острым как бритва ножом у самых губ и быстро проглатывал длинные ломти рыбы, время от времени прикусывая от пучка черемши, зажатого в кулаке.

Гохча села рядом с мужем. На крепких зубах гольдов хрустела черемша.

В котле закипела уха из сома, белая, как молоко.

Улугу съел максуна, облизал пальцы и посмотрел на Егора с видом превосходства.

— Че тебе! — хлопнул он мужика по спине и принялся за ковригу хлеба, привезенного от Егора. — Китайцы раньше говорили, что наша земля плохая, хлеб расти не будет, русский с голоду помрет. Теперь хлеб есть, давай уху кушаем. Потом буду спай…»

На заметку:

Тала́ — национальное блюдо малочисленных коренных жителей Дальнего Востока. Это блюдо традиционно делается из сырой рыбы осетровых пород, сазана, щуки и некоторых других и никогда для этого блюда не использовался тихоокеанский лосось.

Более современный рецепт приготовления талы — тонко нарезанное соломкой мясо рыбы смешать с уксусной эссенцией, добавить резанный полукольцами репчатый лук, соль и перец по вкусу. Перемешать, настоять 20 минут, еще раз перемешать — блюдо готово.

Картофельная тала делается по тому же принципу — мелко нарезается, но потом она обдаётся кипятком так, чтобы картофель не превратился в «толчённую» массу, а оставался так же — соломкой. К картофелю, как правило, добавляется копченая кета, нарезанная мелкими кусочками. Этот вариант имеет место как зимой, так и летом.

Любовь к этому блюду способствует распространению заболеваемости опасным для здоровья описторхозом.


А вот так харчевались в переселенческих семьях: 

«…Бормотовы приготовили угощение, наварили ухи, рыбных пельменей, нажарили осетрины с луком. Гречневые блины, молоко, творог, сметана, калачи с маслом стояли на столе. Тереха принес от Бердышова кувшин американского спирта.

— Мериканский-то как-то шибче китайского, — говорил он. — В китайском сивухи много, аж смердит. А этот чистый.

Солдаты перед обедом искупались и, расчесывая деревянными гребнями мокрые волосы, рассаживались по лавкам. Авдотья, покрасневшая до корней волос, хлопотала у самовара.

— Этот обед с твоим не сравнишь, — говорили солдаты Лешке Терентьеву. — У тебя одна чарка, и та разведенная!

— Мы этого ханшина-то попили, — рассказывал Андрей Сукнов. — У хунхузов отбили…»

Как видно стол был богатый и обильный, но чтобы на стол попала эта еда нужно было весь год не опускать рук и каждодневно трудиться. За пропитанием люди ходили не в Евроопт, а на свой огород или в тайгу, или на Амур. Амур был их пашней… Вот небольшой фрагмент, в котором описывается труд совсем молодой женщины:

«… Наступил рождественский пост, и к праздникам весь дом надо было прибрать, все вымыть и вычистить, перестирать, перечинить и перештопать старье, сшить всем обновки, украсить дом пихтой.

А потом придется наготовить впрок пирогов, вынести на мороз одних пельменей не менее пяти тысяч штук, с мясом, с калужатиной и со всякой всячиной. Пирожки с черемухой на морозе замерзнут, как камень. Пельмени ссыпятся в мешки. Подвесят их мужики к балкам в амбаре. Это только начало…»

К слову, на страницах этого сайта ранее я упоминал об обильном сибирском столе в XX веке в предреволюционные годы , об этом достаточно подробно упоминала в своих мемуарах Антонина Пирожкова.

Цепная реакция

Вообще талантливые произведения искусства вызывают цепную реакцию. Что я имею ввиду? Например, погружаясь в мир писателя любознательный читатель начинает интересовать сопутствующими темами. В каких условиях была написана конкретная книга? Что стало стимулом для автора? Что он изучал, с кем общался? Зачастую хочется расширить область знаний, почитать побольше про затронутые в литературном произведении темы. Так случилось и в это раз. Хочу привести несколько примеров, чтобы не быть голословным, чтобы и самому не забыть и с людьми поделиться.

Тропой Арсеньева

В 1984 году вышел документальный фильм Николая Задорнова «Тропой Арсеньева». Владимир Арсеньев — знаменитый путешественник, исследователь Дальнего Востока, писатель. Самая его знаменитая книга «Дерсу Узала», которую я обязательно прочту в ближайшее время.

Золотая Ригма

Почитывая в открытых источниках про Владимира Арсеньева и его проводника Дерсу Узала я наткнулся на биографию Всеволода Сысоева — популярного дальневосточного писателя, исследователя, тигролова. В вышеприведённом фильме «Край наш Дальний Восток» есть небольшой фрагмент, где Всеволод Сысоев рассуждает об уникальности дальневосточного региона, а через 30 лет он появился в фильме Михаила Задорнова «К отцу на край Земли», посвященного памяти отца. На этом видео Всеволоду Сысоеву лишь пару лет недостаёт до столетия, а как здраво рассуждает, как светло мыслит.

На моём смартфоне уже появилась самая известная книга Всеволода Сысоева «Золотая Ригма» и я предчувствую, что знакомство с ней будет как минимум приятным, но об этом не сейчас…

Севморпуть. Дорога во льдах

Изучая дальневосточную тематику мне попался двухсерийный фильм Михаила Кожухова «Севморпуть. Дорога во льдах», который вышел достаточно давно, но как-то прошёл мимо меня. Я большой поклонник творчества Михаила Кожухова, мне нравится его стиль, проработка и подача материала. Замечательный и познавательный документальный фильм получился и в этот раз. Для меня это кино дополнило и визуализировало тот мир, с которым я познакомился  в романе Николая Задорнова.

Заключение

Николай Задорнов умер в 1992 году. Его сын тоже писатель Михаил Задорнов умер в прошлом 2017 году. Отец был известным писателем, а популярность его сына Михаила Задорнова была просто феноменальной. Кажется, что отец и сын работали в разных литературных жанрах, занимались абсолютно разными вещами и в творчестве и в жизни.  Насколько же я был удивлён, когда понял сейчас, что пути их жизненные и творческие во многом были идентичны.

Последние годы жизни Михаила Задорнова я внимательно следил за его творчеством, не столько как писателя-сатирика, а скорее как общественного деятеля и режиссёра-документалиста. В одном из своих документальных фильмов он обмолвился, что его мама перед смертью напутствовала детей, чтобы они сделали всё возможное, чтобы творчество отца не было забыто. И что я понял!… после того как познакомился с творчеством великолепного русского писателя Николая Задорнова — его сын последние лет 15 занимался именно этим — сохранял и пропагандировал творчество, мысли, идеи своего родителя. Я прослушал массу интервью, выступлений Михаила Задорнова и вижу, что в них во многом ретранслировались, доносились до людей мысли, убеждения, идеи отца… А скорее сам он стоял на тех же жизненных позициях.  Как-то всё это вызывает у меня большое уважение…

Сохранилось несколько документальных фильмов, посвящённые Николаю Задорнову и его семье. Один из них «К отцу на край Земли» я привёл выше, а остальные размещу ниже. Если кто-то заинтересуется этой темой из огромного литературного мира, то такая концентрированная подборка информации будет в самый раз. В 1990 вышел фильм Татьяны Земской «Семейный портрет на фоне города»:

В 1994 году вышел фильм «Секрет жизни»,  первый документальный фильм Михаила Задорнова, посвящённый памяти отца:

Была ещё один документальный фильм, который появились уже в конце 2000-тысячных годов, название он получил «Отцы и дети. Николай и Михаил Задорновы». На просмотре этого фильма я закруглюсь, статья получилась длинной и запутанной, но в этот раз как-то очень многое хотелось высказать.

P.S.

Сейчас хорошо. Интернет заполнен электронными версиями книг в самых разнообразных форматах. Удобно? Очень. Есть ещё более удобный формат — аудио-книги. Сделано всё для поглощения информации, всё доступно, не нужно бегать по библиотекам и книжным магазинам, со стула уже вставать не нужно, даже страницы можно не листать. Всё доступно, а толку-то нет. Можно привести аналогию с главным деликатесом советского времени — бананами, к которым очень быстро пропал ажиотажный интерес при первейшем насыщении этим крахмалосодержащим фруктом всех возможных и невозможных магазинов, лотков и киосков. Так получилось и с книгами.

Но мне всё равно нравится простой бумажный томик, который шуршит и пахнет типографской краской. А на страницах этого сайта я выкладываю три тома первого крупного произведения Николая Задорнова в формате FB2: Амур-батюшка. Книга перваяАмур-батюшка. Книга втораяАмур-батюшка. Золотая лихорадка. Книга третья.

 

"Мне спадабаўся матэрыял! Пакіну спасылку ў сацыяльнай сетцы!"

579 просмотров

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.