Книжная полка. Фазиль Искандер — Сандро из Чегема

sandro-iz-thegema

Как я влюбился в Абхазию… Отпуска, тепло, дачный сезон, грибы и ягоды. Накопилось много интересных тем, занимательных (на мой взгляд) мыслей, на описание которых на страницах этого блога пока не хватает времени. Но чувства и эмоции сейчас отданы Фазилю Искандеру и его роману-эпопеи «Сандро из Чегема». Увы, увы… я очень давно не читал такое высоконравственное произведение, но в этот раз повезло… очень повезло.

Знаете, я часто встречал имя Фазиля Искандера в титрах. В титрах фильмов. Про некоторые писал на этих страницах. Например, про фильм «Воры в законе» по рассказам «Чегемская Кармен» и «Бармен Адгур». А вот про замечательный фильм Юрия Кары «Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным» ещё не писал. Не писал и про нашумевший фильм с участием Геннадия Хазанова «Маленький гигант большого секса». А ещё есть фильм Владимира Мотыля «Расстанемся, пока хорошие» или картина грузинской киностудии «Чегемский детектив», или…

Все эти названные выше фильмы сняты по главам большого трёхтомного многотысячностраничного романа Фазиля Искандера «Сандро из Чегема». Роман необычный — он состоит из отдельных 32 новелл разобщённых по сюжету, но связанные в единую канву местами, героями и талантом автора.

Сам Фазиль Искандер говорит, что «Сандро из Чегема» это плутовской роман — древний европейский жанр, который был как бы противоположностью популярному когда-то рыцарскому роману. Зенит этого жанра литературоведы относят к XVIII веку и, конечно, его современная реинкарнация не могла быть создана по классическим канонам. На мой взгляд Фазиль Искандер мастер философской притчи, и в своём романе «Сандро из Чегема» он очень далеко отошёл от похождений смекалистого абхазского крестьянина, который ловко и умело обращает любые жизненные обстоятельства в свою пользу. Почему отошёл? Роман писался несколько десятилетий и эволюционировал вместе с автором. В одной главе он уходит в откровенную сатиру, уже в следующей детектив, а затем настоящая драма… Но в основе каждого рассказа человек. О человеке он говорит даже в блистательном, трогательном рассказе «Широколобый», где главный герой вовсе не человек, а буйвол — благородный, честный, сильный, настоящий.


На протяжении всего романа Фазиль Искандер постоянно обращается к традиционному абхазскому застолью, описывает блюда, процесс приготовления и сервировки. Но наиболее поэтично и подробно он описал трапезу пастухов на альпийских лугах в рассказе «Чегемская Кармен».

Фазиль Искандер: «…Альпийские луга, это вечная весна посреди лета, которую природа припрятала для себя, чтобы не забывать, с чего она начинала. Это струенье легкого меда цветущих трав, настоянное на льдах вершин. Это запах цветов в самом чистом виде, потому что здесь уже исключены всякие другие запахи. Кухня земных запахов осталась далеко внизу…» 

Не могу удержаться, чтобы не привести этот кулинарный отрывок на этой странице.

Фазиль Искандер:  «…Слева от входа горел костер, и пастух спиной к нам сидел на древесном обрубке, склонившись над большим чугунным котлом, стоявшим на медленном огне, голыми по локоть руками, как родовспомогатель, помогал рождению сыра из молока. Оглянувшись на нас, он привстал, но руки, погруженные в котел, продолжали лепить нарождающийся сыр.

– Кончай, Хасан, – сказал Чанта, – люди промокли, разведи хороший огонь.

– Сейчас, – сказал пастух и, еще минут пять повозившись руками в котле, вытащил из него большой белый ком сочащегося сыра, переложил его в плетеную корзину, стоявшую рядом с ним, и подвесил корзину на деревянный крюк, вбитый в стену. Из корзины равномерно закапало.

Над самым костром под крышей висело несколько задымленных кусков копченого мяса. В левом углу стояла кадушка для кислого молока, или мацони, как его у нас называют. Сверху на доске, перекрывающей угол, лежали круги уже готового сыра, аппетитно прокопченные дымом до рыжего, телесного, цвета.

Пастух приподнял тяжелый котел, вынес его из балагана и вылил снятое молоко в долбленое корыто, стоявшее у входа. Он вошел с пустым котлом, и стало слышно, как собака жадно лакает из корыта.

Хасан внес в балаган охапку дров, разгреб жар, пододвинул головешки, наложил сверху поленья, и через минуту загудел веселый огонь. Мы с Андреем разделись до трусов и расстелили на лежанке возле огня свою одежду. Бардуша, не раздеваясь, пододвинулся к костру и задымился паром. Через полчаса сухие, в сухой одежде, мы сидели возле огня.

Хасан поставил на огонь котел для варки мамалыги. Он снял из-под крыши один из кусков копченого мяса, аккуратно насадил его на деревянный вертел, отгреб жар от костра и, приладив вертел к полену, стал жарить мясо, покручивая вертел, щурясь и отворачиваясь от дыма. Вскоре мясо зашипело, и жир, капающий в жар, вспыхивал короткими голубоватыми вспышками. В ноздрях защекотало.

Потом, прислонив к стене вертел с недошипевшим мясом, он быстро приготовил мамалыгу, снял со стены висевший на ней легкий столик, поставил его перед нами, нашлепнул мамалыжной лопаточкой дымящиеся порции мамалыги на чисто выскобленную доску столика, разделил мясо, с нешуточной строгостью вглядываясь в него, чтобы не ошибиться и самые лучшие куски придвинуть гостям, нарезал копченого сыра, который мы тут же растыкали по своим порциям дымящейся мамалыги, чтобы он там размяк, и, сдерживая торопливость, приступили к еде.

После долгой дороги это копченое мясо с обжигающей пальцы мамалыгой, этот размякший, пахучий, альпийский сыр показались мне необыкновенно вкусными. Да еще сверх этого по миске густого кислого молока. Ледяное мацони с горячей мамалыгой довершило наш прекрасный пастушеский ужин…»

P.S.

Немного с опозданием, но всё таки выкладываю этот замечательный роман на этой странице. Все три тома… Книги можно прочитать в некоторых браузерах или посредством вашей электронной книги. Итак, «Сандро из Чегема» — том 1, том 2, том 3.

 

"Мне спадабаўся матэрыял! Пакіну спасылку ў сацыяльнай сетцы!"

1403 просмотров

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *